Елена Рудакова 34 года Арт директор Рак печени Москва

Как я встретилась с диагнозом "Рак"...

Я долго не рассказывала про диагноз. Не хотела никаких расспросов, домыслов, предубеждений. Приняла всё как самый обычный эпизод из жизни и решила про это забыть. Но сейчас понимаю, умалчивая и обесценивая собственный опыт, я только способствовала табуированности данной темы. Но, видимо, время пришло, и я готова поделиться своей историей.


Всё началось в 2009 году. Мне 22 (последний курс университета). Стала замечать за собой очень быструю утомляемость, общую апатию (связывала с напряжением из-за подготовки диплома). Посетила невролога – врач приняла это за обычный стресс и назначила процедуры (иглоукалывание, электросон, ЛФК). Я исправно всё выполняла, но состояние не менялось. Через какое-то время осознала, у меня последние два цикла нет месячных. Беременность во внимание не брала, потому что в отношениях на тот момент ни с кем не была. При осмотре гинеколог ничего не выявил и попросил сдать общий анализ крови. С него-то всё и началось…



Обнаружили запредельно высокий уровень СОЭ. Направили к гематологу, долгие исследования, биопсия костного мозга. Потом поняли, что дело не в крови – обратно к терапевту – искать первопричину. Тем временем моё самочувствие только ухудшалось: в течение дня ложилась спать от бессилия, к вечеру ещё и поднималась температура, а по ночам просыпалась вся потная. Локально ничего не болело, но было очевидно, происходит что-то странное.


Что касается эмоционального состояния, то скажу честно – меня не сильно беспокоило происходящее. Просто машинально ходила по врачам и чувствовала отстранённость и усталость от всего. С момента появления первых симптомов прошло уже 6 месяцев. Я заметно похудела и почему-то списала это на свои заслуги по правильному питанию. Наступило лето, я готовилась к дипломной работе, оплатила обучение в Лондоне, планировала там остаться жить и в дальнейшем. Вдруг после очередного УЗИ брюшной полости меня в срочном порядке отправили в онкологический диспансер, где уже оперативно провели дообследование. И вот тогда «люди в белых халатах» с серьёзными лицами сообщили мне, чтобы я забыла про запись на маникюр на завтра, сдачу диплома через неделю и переезд в Лондон через месяц.



Вот именно этот момент я помню очень хорошо. Было больно. Такое чувство… словно мне запретили мечтать, планировать, хотеть. Поймали в стеклянную банку – как бабочку. Вернулась домой и вместо щебетания про Лондон сказала маме, что онколог назначил встречу ЕЙ. Уже перед кабинетом я настраивала маму и строго просила не плакать, аргументируя тем, что она тут – моя главная поддержка, а поддержка не плачет! Конечно, я до конца не осознавала происходящее, но прекрасно чувствовала, если я допущу слёзы, сопли, жалость, чувство «горе в семье», то из этого болота и я не выплыву, и все вокруг потонут.



Дальше – больше: исследовательский институт, онкологический центр, сложная операция, экспериментальная химиотерапия. Вряд ли тогда кто-то мог даже предположить подобный диагноз. Рак печени (он считался болезнью пожилых). Думаю, моя молодость в совокупности с таким вердиктом врачей сыграли свою роль – пристальное внимание и неподдельный интерес со стороны докторов.

Меня оперативно направили в онкологический центр им. Блохина. Было много суеты вокруг, обречённости и боли. Вопреки всему, не знаю как, мне удалось повернуть свой тумблер, расслабиться и принять всё как есть. Просто выполняла указания – без вопросов, сопротивления, выводов, суждений. Операция была долгой. Произвели резекцию печени, удалили желчный пузырь. Из-за большого количества лекарств появилось ощущение вакуума: не могла ни о чём думать, мечтать, читать, смотреть фильмы. Но тот больничный период, который тогда казался вечностью, быстро завершился.



После я согласилась на экспериментальную химиотерапию в рамках исследовательского института. Проходило всё тяжело с болезненными побочными эффектами. Я потеряла волосы, почти не могла ходить. Но самое удивительное, что это не воспринималось мной как нечто ужасное. Я вновь почувствовала вкус жизни – ко мне вернулись ощущения наполненности, радости и полёта. Бабочку выпустили из банки!



Рассказываю сейчас эту историю, проживая каждый момент заново. И испытываю невероятное чувство благодарности. Я помню, как родные мне признались, что это не они были поддержкой, а, наоборот, моё поведение, реакции и принятие всего послужило для них примером и не давало ни малейшего шанса на панику и слёзы. Уж не знаю, как это у меня тогда получилось. Но это стало отправной точкой для переосмысления многих моментов. И могу сказать определённо – я горжусь собой.

Что было дальше...

Сейчас мне 34 года. Болезнь в прошлом. Вместо Лондона я переехала в Москву и живу здесь уже более 11 лет. Я – красивая и успешная, вряд ли кто-то может поверить, что знак «Инвалид» на моей машине относится… ко мне. На память об операции остался большой не очень аккуратный шрам на животе, но он мне нравится – это же неотъемлемая часть меня самой. Сегодня я продолжаю мечтать, летать и планировать. Просто помню и знаю, что иногда у Вселенной есть свои планы на мои планы)

Что будет дальше...

Понятия не имею... а разве кто-то знает???

Я ежегодно прохожу медицинское обследование и считаю себя вполне здоровой (придерживаюсь диет). Нет-нет, я не стала ипохондриком – вопреки всему)) Просто внимательно прислушиваюсь к себе, фильтрую свои мысли (и окружение), не упускаю из вида любые сигналы своего тела.

Недавно открыла своё дизайн-бюро, работаю над его продвижением. Изучаю финансовый рынок и инвестиции. Активно занимаюсь йогой и саморазвитием. Мечтаю создать семью.

хочу помочь
Другие истории
Снежанна
Снежанна 45 лет, Совладелица винодельческого хозяйства «Золотая Балка» Диагноз: Лейкоз Читать историю
Юля
Юля 37 лет, Актриса Диагноз: Рак груди Читать историю
Алина
Алина 26 лет, Ассистент кинопродюсера Диагноз: Острый лимфобластный лейкоз Читать историю
Надежда
Надежда 38 лет, Директор школы Павленко Диагноз: Рак шейки матки Читать историю
Наталья
Наталья 49 лет, Генеральный директор медиахолдинга «Дождь» Диагноз: Рак груди Читать историю