Оксана Штюрмер 38 лет Проект-менеджер Рак молочной железы Челябинск/Кёнигштайн

Как я встретилась с диагнозом "Рак"...

Мне было 28 лет. Дочке всего год.
Опухоль в груди обнаружила в сентябре 2011-го сама случайно в душе. После пункции врач отправила меня домой со словами «ничего страшного, если будет расти, приходите». К счастью, друзья не дали мне покоя и договорились о встрече с другим, более опытным специалистом. Светлана Сергеевна сразу определила злокачественность новообразования и направила на срочную операцию. После шока началась подготовка. Проблема была в том, что я кормила ребёнка грудью, поэтому пришлось ещё какое-то время принимать лекарства, чтобы остановить лактацию.
Операцию назначили на конец декабря. Новый год я встретила в больнице. Особенно страшно становилось при воспоминании себя 17-летней – тогда в жутких мучениях умирала от рака моя мама. Я знаю, как тяжело жить без мамы (и папы) – и знаю эту болезнь. Решила справиться со случившимся ради дочки – вот моя главная сейчас мотивация к здоровой жизни. Операция прошла сложно, в груди оставалось молоко, а Светлана Сергеевна старалась сохранить мне хотя бы часть груди… к счастью, это ей удалось, но шрам получился впечатляющим. В ожидании результатов биопсии было много дел. Я продолжала работать и заботиться о дочери. Начались проблемы с мужем, которые подрывали доверие. Он помогал, как мог, но через 8 лет мы всё-таки расстались.
Результаты биопсии стали вторым шоком. Доброкачественная опухоль! Со словами «это либо ошибка, либо чудо» врач направила мои анализы на повторное исследование. Меня переполняли противоречивые чувства: с одной стороны – радость и надежда, c другой – обида. Пришло подтверждение. У меня обнаружили клетки злокачественной гормонозависимой опухоли 3-й степени с метастазами. Так началась моя война.

Что было дальше...

Курс Химиотерапии. Не забуду никогда тошнотворный вкус этого яда, отравляющего моё тело. С каждой дозой тело становилась слабее, но мне было не до чего – включился уже знакомый режим выживания, когда отсекаешь всё ненужное и нет времени на эмоции и сочувствие к себе. Я уже многое пережила до случившегося и очень хорошо умела «воевать» (теперь вот учусь мирной жизни). Режим «химия/лечение» становится просто ещё одной задачей, что-то между всем остальным. Обмороки, тошнота, вечно ноющие вены и даже отсутствие волос не могли остановить мои интересные проекты, долгие гуляния с дочкой, вечеринки с друзьями и путешествия. Большинство людей даже и не догадывались о моей болезни, а голая голова воспринималась как новый образ. Если б не помощь родных и друзей, я бы давно разрушила себя сама.
Облучение сжигало кожу и окончательно подорвало иммунитет. Я начала болеть по 2 раза в месяц (и это стало моим обычным состоянием). Поддерживала тело с помощью методов тибетской медицины, которые помогали лучше себя чувствовать.
Вечная гормонотерапия. Чтобы остановить гормональные процессы, провоцирующие появление моего вида опухоли, мне назначили на 5 лет ежемесячный укол Золодекса. Денег на это не было. Пришлось стать официальным инвалидом (и парковаться всегда без проблем), а наши отношения с российской системой здравоохранения стали ещё ближе. Каждый месяц я должна была сдавать «килограмм» крови, итоги анализов показывать нескольким врачам и получать от них другие бумажки с разрешением на выдачу лекарства: чаще всего его в наличии и не было, приходилось со всеми ругаться и добиваться своего, иногда уже и на это не хватало времени и сил – тогда покупали. Через 2 года ада (и большой коллекции бумажек) меня перевели на другую программу обеспечения и стало чуть легче, а мои организаторские способности развились до предела. За эти годы я научилась планировать своё время так, что мои постоянные поездки в больницу, ожидания в очередях и плохое самочувствие почти не мешали работе, общественным проектам и личной жизни. Ноутбук, гарнитура, телефон, аккумулятор и тапочки – мои незаменимые друзья. Никого в больницах мы уже с ними не удивляли, и я привыкла к такому сумасшедшему режиму, впрочем, как и к побочным эффектам от гормонотерапии: головная боль, головокружение, приливы, но зато преждевременное старение и смерть прошли мимо. Сейчас я продолжаю гормонотерапию в виде только таблеток (Тамоксифен), поэтому чувствую себя намного лучше, а все женские гормональные функции включаются с радостью.

Что будет дальше...

Моё лечение продолжается успешно. 10 лет без рецидивов! Теперь каждый день проживается по максимуму, с пониманием непостоянства и ценности жизни. Этот опыт помогает концентрироваться на действительно важном, учит по-настоящему радоваться и наслаждаться тем, что есть.
С дочкой у нас очень тёплые и близкие отношения. Я вышла замуж за любимого мужчину, который принимает меня разную и со всеми «шрамами» жизни. Мы переехали в Германию и живём в месте моей мечты, окружённые красотой, природой, прекрасными людьми. Я учу немецкий язык, планирую получить здесь образование, найти интересную работу и продолжать жить. Спасибо всем моим родным, друзьям, врачам и всем другим, кто помогал и поддерживал! Без вас я бы не справилась.
Всем тем, кто встретился с раком, желаю никогда не сдаваться, делать то, что в ваших силах и настраивать себя на позитивный результат. Всё – сон, поэтому возможно всё!

хочу помочь
Другие истории
Снежанна
Снежанна 45 лет, Совладелица винодельческого хозяйства «Золотая Балка» Диагноз: Лейкоз Читать историю
Юля
Юля 37 лет, Актриса Диагноз: Рак груди Читать историю
Алина
Алина 26 лет, Ассистент кинопродюсера Диагноз: Острый лимфобластный лейкоз Читать историю
Надежда
Надежда 38 лет, Директор школы Павленко Диагноз: Рак шейки матки Читать историю
Наталья
Наталья 49 лет, Генеральный директор медиахолдинга «Дождь» Диагноз: Рак груди Читать историю