Татьяна Шувалова 42 года Бухгалтер Папиллярный рак щитовидной железы Москва

Как я встретилась с диагнозом "Рак"...

2001 год - первая операция - мне толком ничего не сказали. ЭТО слово никто не произносил. Спрятались за диагнозом "узловой зоб". И все. Так я и жила. Про то, что должна быть совсем другая гормональная терапия, никто не подумал... рецидив обнаружили почти случайно - в 2020 при планировании беременности. Имея набор препаратов уже в руках, гинеколог в последний момент отправила на пункцию, решив проверить какое-то образование в доле щитовидной железы. Тут же договорилась с хирургом и мы поехали. Я безумно благодарна мужу, что он поехал тогда со мной к врачу. Ничто не предвещало, планировался стандартный визит. И вдруг здесь всё стало серьезно. Уже во время пункции я поняла, что что-то идет не так. И заплакала. Я ревела все те невыносимо долгие 60 минут, пока мы ждали результаты. И потом еще сутки. Рыдала, скулила, выла. А потом включила автопилот и пошла на работу. Режим менеджера отработан до автоматизма и алгоритм решения проблем сработал как часы - через 2 недели после той пункции я ложилась в больницу. С мужем и подругой мы сидели в приемном отделении, рассказывали друг другу анекдоты про Штирлица и хохотали! Тогда только-только стали делать первые тесты на ковид перед госпитализацией, была большая очередь хмурых людей... и мы, хохочущие до слез. Наверно, это была такая защитная реакция, чтобы не реветь, не бояться. С тех пор, кажется, я так больше не смеялась. К тому же, это была пятница, 13 марта, ровно 6 месяцев со дня нашей с мужем свадьбы.

Что было дальше...

Операция длилась 5 часов. Множественные метастазы в лимфоузлах требовали кропотливой и точной работы. Огромный шрам от левой ключицы до правого уха, сложности с правой рукой, лишние килограммы и отеки. Я держалась, была сильной и мужественной. Неимоверными усилиями родных, я пробыла на больничном чуть больше месяца. Потом мне привезли ноутбук и я вернулась к работе. Сделала вид, что ничего не было. ни-че-го-не-бы-ло.
Ушла в работу на разрыв и на износ, насколько возможно было в том состоянии.
Потом была радиойодтерапия. Это почти как химиотерапия, только чуть-чуть полегче. За месяц полной отмены гормонов мне несколько раз хотелось забиться под плинтус и никого не видеть. Совсем. Отеки, нервные срывы, проблемы со сном... месяц после процедуры на изоляции, пока радиация не снизится до безопасного уровня. А я продолжала работать.
И не заметила как весь быт лег на плечи мужа, как весь мой день проходил у рабочего монитора, я стала злой, раздражительной и перестала чего-то хотеть. Совсем. Только лежать и смотреть в стену. Молча.
Я сильная. Так я смогла продержаться еще 6 месяцев, пока нервный срыв и полное эмоциональное истощение не поставили точку в этом кошмаре. И я ушла с работы.
Я заново училась спать, гулять . Жить. Просто жить. Летом провели еще одно тестирование на наличие очагов - все чисто! Все дружно выдохнули.

Что будет дальше...

Хочу научится беречь и любить себя. Принять, диагноз и учится с ним жить. Жить!
Я бы очень хотела принять участие в проекте моя фототерапия! Рассказать свою историю, поддержать того, кому тяжело.
Помню, как мне было тяжело и стыдно сказать кому-то что у меня рак! Стыдно! Как же так? Почему так?
И это при том, что я работала в фармацевтической компании, которая как раз разрабатывает и продает препараты для лечения онкологических заболеваний, то есть среда сильно знакомая с заболеванием. Но нет. Нет и снова нет. Знали только единицы, самые близкие. А иногда мне хочется кричать - я победила! Я смогла!
А еще хочу посмотреть на себя глазами фотографа проекта, через линзу фотоаппарата.
И конечно, здоровья и долгих счастливых лет!

хочу помочь
Другие истории
Снежанна
Снежанна 45 лет, Совладелица винодельческого хозяйства «Золотая Балка» Диагноз: Лейкоз Читать историю
Юля
Юля 37 лет, Актриса Диагноз: Рак груди Читать историю
Алина
Алина 26 лет, Ассистент кинопродюсера Диагноз: Острый лимфобластный лейкоз Читать историю
Надежда
Надежда 38 лет, Директор школы Павленко Диагноз: Рак шейки матки Читать историю
Наталья
Наталья 49 лет, Генеральный директор медиахолдинга «Дождь» Диагноз: Рак груди Читать историю